Критический анализ статьи "Природа неподвижности российского общества"

article72.jpg
Один из моих знакомых прислал мне ссылку на статью в Pro et Contra  2011 январь—апрель "Природа неподвижности российского общества" Самюэля Грина. Держу слово и пишу свое мнение по данной статье.Основной проблемой автора является в данной статье (возможно и в остальных по проблемам российского общества) не знание или не понимае это самого общества. Компенсирует же автор переносом понимания западно-европейского общества на российское. Это чревато описанием "симптомов" и выдачу наблюдений за "диагноз". Рассмотрим по порядку.
Автор пишет:"… я хотел бы изложить два базовых тезиса, на которых строится мое понимание российского общества. Первый касается деинституционализации: Россия не то чтобы вовсе не имеет социальных институтов, но — близко к этому. Здесь я исхожу из социологического определения института как совокупности укорененных правил и норм, управляющих поведением людей или групп людей, которая позволяет с достаточной точностью предсказывать реакцию на то или иное воздействие.
Поэтому, говоря, что в России практически отсутствуют институты, я не рассматриваю все те бесчисленные учреждения, которые существуют на бумаге, располагаются в солидных зданиях и обеспечены бюджетами различной степени щедрости. Напротив, я подчеркиваю тот факт, что ни один из этих «бумажных» институтов — будь то право в целом, государственный аппарат, система высшего образования или Русская православная церковь — не позволяет российским гражданам с достаточной точностью прогнозировать, как будет происходить то или иное конкретное социальное взаимодействие или взаимодействие между обществом и государством..."

Данный базисный тезис изначально является не верным — в России ВСЕГДА существовал наиглавнейший общественный институт — община (или коллектив). Во все времена она позволяла реагировать на ситуацию начиная от появления славян как таковых до нынешних времен. Именно общинные связи позволяли сохраняться и преодолеать трудности. Деревни, сёла, олхозы — это части одного целова. Признаки системы (института)  -  иерархия и деление на "свой — чужой". У каждой системы есть свои достоинства и недостатки, но они возникали задолго до современных государств и сохраняются в нас "родовой памятью". Здесь важную роль играт среда обитания этноса. Если европейские общества (Греция, Римская империя) зарождались в "комфортной" и среде с компактным проживанием, то после разложения общинного строя перешли в рабовладельческий. В "тяжелых" условиях зарождения русского этноса рабовладельческий строй был обречен — древнеевропейское" отношение к рабу в наших условиях означало бы неминуемую смерть. Поэтому к рабам (пленным иноплеменникам) относились почти как к равным и через несколько лет раб освобождался и мог остаться  или вернуться. Здесь была логика — рабский труд менее эффективен, а на общирных территориях с небольшим населением необходимо иметь дополнительного воина, который сражался бы "за свое".
Общинное мышление не исправил Столыпин, который пытался разрушить или изменить этот институт. И в наши дни после разрушения Советского Союза — полного демонтажа официальных общественных институтов, общество перешло также в общинный институт. "Брат, дай закурить", "браток" и прочие выражения, часто которые в суете мы не замечаем — это производные именно данного института. Проблема в том что данный институт изначально предполпагает некое конечное (при том небольшое от общего населения) число участников со своими внутренними правилами. При этом существует иерархия — старший (старшие) и остальные формально равные. При попадании в общину новый член должен вести себя на равных, показывать уважение к "старшим" при этом личные заслуги часто не принимаются во внимание. В этом случае он будет "принят". Данные понятия распростаняются далее по общественной иерархии до главы государства. Во времена Петра I возникла новая прослойка — новая элита. Но в отличие от допетровских времен резко отличалась от остального населения как манерой поведения, так и одеждой  (позже и языком — начали говорить на французском), "европезация" населения происходило в сторону уменьшения прав и свобод. Но все-таки общинное мышление сохраняется и там.
Страницы: 1 2 3 4
Рейтинг: 0 Голосов: 0 7319 просмотров
Комментарии (2)
0 # 20 июля 2013 в 06:32 0
Здесь автор рассматривает современное общество на мой взгляд в ограниченном по времени и замкнутом от внешнего мира пространстве
Разумеется, ведь именно этому посвящена статья. Статья посвящена российскому обществу образца 2011 года, и автор не ставит целью анализировать 90е годы, и уж тем более анализировать то что было в советском обществе и что было сто лет назад (в советском обществе с пережитками монархии). Статья посвящена природе неподвижности, той которая сейчас, и такая неподвижность существует. Так в чем же эта причина, с точки зрения российского понимания? В эгоизме? В общинности?

А то что российское общество приближается к толчку - по моему совершенно точное описание современной ситуации. Именно к толчку российское общество и приближается.
Сергей Анатольевич # 20 июля 2013 в 23:55 0
"почему человек лежит"?
Отталкиваемся от следующих известных фактов:
— человек живет в России;
— медицина в стране хуже, чем в Европе;
— человек лежит с закрытыми глазами;
— у него ссадины по всему лицу
Исходя из выше перечисленного делаем вывод, что человек при смерти.
Два сценария развития:
1. Если он будет дальше лежать — он умрет.
2. Если он обратиться в европейскую клинику — спасется.